Взгляд в Чеченские Свадебные Традиции

Культура

Автор:Corey Shepherd

April 26, 2021

Мансур, без пяти минут молодой кардиолог из села Братское в Чечне, был тогда дома, чтобы работать летом в местной больнице. Одна медсестра из того же села, годом младше Мансура, тоже оставалась на лето дома. Они оба уже были готовы к супружеству. Разумеется, в их небольшом селе численностью три тысячи жителей, пути их могли пересечься, и разумеется, были все шансы к тому, чтобы разожглась их любовь. Но они не виделись. У них не было первого свидания. Они не обменивались номерами. До тех пор, пока их родственники не решили провести встречу при свидетелях. В конце концов, это Чечня, а не Шарлотт или Чикаго.

Их родственники решили, что они должны быть представлены уже как будущие жених и невеста. Бабушка молодой девушки живёт на той же улице, что и родители Мансура, и она приняла встречу при свидетелях у себя. Мансур позвал будущую невесту раньше времени, чтобы узнать, соответствует ли она его критериям жены, а именно, будет ли она консервативной мусульманкой и собирается ли она переехать обратно в Россию. Родители Танзилы иммигрировали в Финляндию из Братского, когда она была еще маленькой девочкой.

Во время встречи пара общалась друг с другом около 10 минут, и всё в присутствии родственников. Для Мансура этого было достаточно. «Вначале я прояснил, что является для меня принципиальным», сказал он. «Она согласилась. О чем было еще говорить? Я всегда стараюсь быстро решить дело».

 

В конце концов, это Чечня, а не Шарлотт или Чикаго.

Такое понимание вещей сильно отличается от западного устоя, когда молодые долго встречаются друг с другом и происходит поиск неуловимой искры, проверяется совместимость. Однако у чеченцев ухаживание приобретает гораздо более деловой характер, что проявляется в разговорах с молодыми чеченцами, похожими на Мансура: “если она соответствует моим критериям, если она согласна, если наши родственники одобряют, то ничто не мешает браку.” Эмоциональная связь у будущей молодой пары не входила в список критериев никого из молодых людей, с которыми я разговаривал.  Это нужно культивировать после свадьбы.

Через два дня после первой встречи Мансур вылетел в Санкт-Петербург, чтобы начать последний год своей медицинской ординатуры, а его будущая жена вернулась в Финляндию. В последующие месяцы они переписывались время от времени, но не часто. К ноябрю Мансур уже знал, что они поженятся.

Мансур (в центре, белая рубашка) с друзьями, держащимися в стороне от свадебных торжеств в тот день

Свадьба в Пандемии

Поскольку COVID-19 держал мир в тисках пандемии на протяжении всего 2020 года, свадьба также перенеслась с марта на октябрь. К октябрю, как раз перед второй волной пандемии, карантинные меры были достаточно ослаблены, чтобы можно было собраться в Братском на день, полный древних свадебных традиций —многие из которых предшествовали приходу ислама в Чечню в 16 веке.

Братское похоже на большинство маленьких чеченских сёл. Местность удивительно плоская, но на горизонте виднеются Кавказские горы. Единственная мощеная дорога проходит через центр необычайно ухоженного села. Практически каждый дом построен из одного из двух оттенков красного кирпича. Каждый из них окружен стенами из схожего красного кирпича, образуя ряды пролётов. Высокие железные ворота выходят на широкую гравийную дорогу. 

Дома часто разрастаются и строятся для того, чтобы принимать собрания всех размеров. Дом родителей Мансура, где должна была состояться свадьба, тоже не был исключением. Также там имелся открытый внутренний дворик с большим навесом, что является стандартной чертой каждого чеченского дома. Под этим навесом отец Мансура впервые принимал и приветствовал меня и тех, с кем я ездил в Братское.

В день торжеств Мансур не собирался оставаться на своей свадьбе, потому что по чеченскому обычаю жених не должен появляться на свадебных торжествах. Он скрывается где-то поблизости, не намереваясь показаться ни перед старшими родственниками, ни перед невестой. В случае с Мансуром он проводил большую часть дня в соседнем доме со мной, своими друзьями и двоюродными братьями.

Мансур (в черном) наслаждается моментом со своим другом Усманом на следующий день после свадьбы

День Свадьбы

Около 10 часов утра в день свадьбы друзья и двоюродные братья Мансура собрались в кортеж машин и отправились за невестой. Это событие символизирует уход невесты из семьи, в которой она выросла, и ее принятие в свою новую семью. В чеченском мировоззрении молодая супружеская пара не создает новую семью; скорее, невеста входит в увеличившуюся семью Мансура. Поэтому родители часто не оставляют наследства дочерям – это ложится уже на плечи родителей мужа.

Наша колонна из 15 или около того автомобилей пробиралась через всё село к родительскому дому невесты, сигналя по пути. После недолгого ожидания невесту проводили в головную машину, где ее должны были сопровождать брат Мансура и две ее сестры. За исключением этих сестер, семья невесты не присутствовала на свадьбе, которую справляла семья Мансура. Всё это делается в соответствии с чеченскими обычаями. Семья невесты, однако, собралась в своём доме, где справляла более скромное торжество.

Когда мы возвращались, подростки притворялись, что перегораживают дорогу палками и веревками, а иногда даже машинами. Они убрали препятствия только тогда, когда брат Мансура дал им 50 или 100 рублей, что равно примерно одному доллару. Эта попытка задержать передачу невесты является символическим жестом, показывающим, что община пытается защитить её честь. В ответ представители жениха стреляют в воздух из пистолетов. Эти традиции, несомненно, уходят корнями в историческую практику похищения невест, ныне запрещенную в Чечне, но все еще практикуемую в других частях Северного Кавказа.

В чеченском мировоззрении молодая супружеская пара не создает новую семью; скорее, невеста входит в увеличившуюся семью Мансура.

Когда свадебный кортеж вернулся в родительский дом Мансура, около 100 родственников наблюдали, как невесту провожали по красному ковру к госпоже Гелехановой, матери Мансура, которая ждала свою новую невестку под аркой из цветов пастельных оттенков. По традиции невеста дала госпоже Гелехановой конфету, от которой она откусила кусочек, а затем предложила оставшуюся конфету обратно, символизируя тем самым сладкое единение, которое они теперь разделяют.

После этой церемонии, в соответствии с традицией, невеста прошла в главную комнату дома и встала в углу, где провела большую часть дня. Родственники жениха приходили и поздравляли ее, часто дарили деньги. Демонстрируя скромность, она не поднимала глаз от земли в течение большей части этих коротких разговоров, говоря только несколько слов каждому гостю.

В один момент, отец Мансура в нарушение чеченских обычаев подвёл меня к невесте и я имел возможность коротко поговорить с ней по-английски. Обычно гостей мужского пола, не являющихся родственниками, не принято представлять невесте, но в знак уважения к иностранцу мне было предложили познакомиться с ней. Когда я поздоровался с Танзилой, а сделал я это по-английски, она ответила мне быстро, без заметного акцента. “Я тоже рада с Вами познакомиться, – сказала она. Затем я сфотографировался с ней, родителями и братом Мансура; Мансур всё так же находился у соседей.

В соседнем доме обстановка была менее праздничной, но не менее оживлённой. В течение всего дня различные группы молодых людей приходили навестить Мансура. Они никогда не приезжали поодиночке – чеченцы передвигаются почти исключительно в группе. Разговоры за праздничным столом разворачивались то по-русски, то по-чеченски, были теплыми и увлекательными, часто затрагивая тему о том, что я, американец, думаю о Трампе, чеченцах и исламе.

Разговоры, Еда и Игры

В какой-то момент Мавсар, брат Мансура, потянул меня обратно к главному событию по соседству. Мавсар был очень заинтересован в том, чтобы я мог узнать все стороны этого события. Сначала он усадил меня за столик с мужчинами средних лет. Наши разговоры периодически прерывались, чтобы вставать, когда входили старшие родственники и соседи. Независимо от того, насколько человек старше, когда он входит в комнату, вы встаете в знак уважения.

Через 30 минут или около того, под тентом Мавсар решил, что мне нужно встретиться с другими родственниками — на этот раз с его и Мансура дядей. Дядя сказал мне, что большинство чеченских свадеб более праздничные, с большим количеством гостей и танцев и большим количеством выстрелов в небо. Торжества были более сдержанными, чем обычно, – в основном, по просьбе Мансура – из-за пандемии Covid-19 и потому что тремя днями ранее умер родственник невесты.Мавсар снова включил меня в новый разговор — на этот раз с Мухаммадом, молодым человеком, чья мать этим летом сильно заболела от Covid-19 и которую Мансур успешно лечил. Мухаммад присутствовал на свадьбе в знак своей благодарности.

День перешел в вечер, и гости начали расходиться. Мужчины продолжали разговаривать небольшими группами, всегда на чеченском, если я не присоединялся. Женщины были заняты уборкой, подачей чая и принесением сладостей. Опоздавшая группа друзей Мансура подъехала из города около 11 часов вечера. К этому времени невеста уже покинула свое угловое место на виду у всех и ее нигде не было видно. С разрешения отца, Мансура впустили в дом, и он сразу же принялся обслуживать своих друзей, принося из кухни свежие порции вареного мяса, салаты, пирожные и чай. Поговаривали о ночном раунде ролевой игры “Мафия.”  На следующий день я узнал, что Мансур играл с этими друзьями до глубокой ночи.

Мансур и его друзья вместе совершают намаз на следующий день после свадьбы

На следующий день после свадьбы Мансур и около дюжины его друзей нагрузили отцовский фургон снаряжением, необходимым для пикника на реке. Для меня, иностранного гостя, в грузовик даже погрузили специальное кресло, чтобы мне было удобно сидеть в лесу. Недалеко от поселка, на притоке реки Терек мы жарили шашлык, российский вариант мясного кебаба, наслаждались осенней листвой Чечни и прохладным ветерком, и играли еще два раунда в мафию. В нужное время группа остановила пикник, чтобы совершить послеобеденный намаз, мусульманскую ритуальную молитву, которую соблюдающие мусульмане совершают пять раз в день. В тот вечер Мансур покидал нас, чтобы присоединиться к своей жене в доме ее родителей на ужине, где небольшая группа ее родственников собиралась и праздновала появление новой семьи. Насколько я знаю, это была их первая встреча с прошлого лета, более года назад.

Мансур и его молодая жена снова в Санкт-Петербурге, вместе строят свою новую жизнь. Хочу пожелать невесте и жениху: пусть у вас будет долгая и радостная семейная жизнь! Я был польщен стать свидетелем её начала.

Ещё Статьи 

Ещё

Come to Agul to Make Life-Long Friends

Stories about Dagestani hospitality can sometimes seem too pretentious. The picture is sometimes painted of locals always ready to receive unknown travelers seems too good to be true. But, in the mountains especially, this is in fact the case. In Dagestan, locals will...

read more

Exploring Ancient Fossil Records in Dagestan

Streams and rivers without number cut through the ravines of Dagestan’s sharp mountain peaks. Crouching down next to any one of them, Omar Hapisov can lift a rock from the riverbed and identify the geological layers of rock in the steep ridges above him. He’s been...

read more

Village Above the Clouds

Kurush, located in southern Dagestan, Russia, is the highest inhabited point in Europe. Its elevation is 2560 meters above sea level. Water boils here at 90 degrees Celsius. The air, however, is still comfortable for breathing.Kurush is surrounded by four peaks higher...

read more